Пять травм которые мешают

Травма покинутого. Лиз Бурбо

Травма покинутого. Зависимый (тот, кто страдает травмой покинутого)
http://psylib.ukrweb.net/books/burbo01/txt03.htm
Малыш может чувствовать себя покинутым:
— если его мама вдруг окажется очень занятой в связи с появлением нового младенца. Особенно острым это чувство бывает в тех случаях, когда новорожденный младенец болеет или требует особого ухода. Покинутому кажется, что мама совсем оставила его и занимается только новорожденным, что так теперь будет всегда, что прежней мамы у него больше не будет.
— если родители ежедневно уходят на работу и бывают с ним очень непродолжительное время.
— когда его госпитализируют, не позволяя родителям быть с ним в больнице. Он не может понять, что происходит. Он может вспомнить, что плохо вел себя до того, как это случилось, и у него возникнет подозрение, что родители хотят от него избавиться, что он им надоел; в этом случае одиночество становится особенно болезненным. Там же, в больнице, он может решить, что родители покинули его навсегда, и, даже если они навещают его ежедневно, боль первого страдания, оставаясь в памяти, будет всякий раз доминировать. Именно эта боль побуждает его создать себе маску, которая защитит от повторения страданий.
— когда родители на время своего отпуска отдают его – пусть даже и бабушке – для присмотра.
— если его мать постоянно болеет, а отец отсутствует или слишком занят, чтобы заниматься им. Ребенок предоставлен самому себе, хочет он того или не хочет.
По моим наблюдениям (Лиз Бурбо), травма покинутого наносится родителем противоположного пола.
С другой стороны, я заметила, что нередко травма покинутого у детей сочетается с травмой отвергнутого.
Ребенок чувствует себя отвергнутым родителем своего пола и в то же время покинутым родителем противоположного пола –
последний, по его мнению, должен был бы больше заниматься им, ребенком, и не позволять второму родителю отвергать его.
Тот, кто носит в себе травму покинутого, постоянно испытывает эмоциональный голод. Недостаток физического питания может обусловить такую же травму – обычно она возникает до двухлетнего возраста. Пытаясь скрыть от себя эту травму, человеческое существо создает маску ЗАВИСИМОГО.
Травму покинутого выдают также большие печальные глаза; они словно пытаются привлечь наше внимание. Слабые ноги и длинные руки, свисающие вдоль тела, создают впечатление беспомощности. Человек как будто не знает, что делать со своими руками, особенно когда на него смотрят. Еще одна особенность маски зависимого – расположение некоторых частей тела ниже нормального. Иногда искривлена спина, словно позвоночник не в состоянии удержать ее в выпрямленном состоянии. Свисающими, дряблыми выглядят и другие части тела – плечи, груди, ягодицы, щеки, живот, мошонка у мужчин и т.д.
Для маски зависимого характерен недостаток тонуса в теле. Длинный, тонкий, обвисший корпус указывает на сильную травму покинутого. Мышечная система недоразвита; со стороны кажется, что она не может удержать тело в вертикальном положении, что человек нуждается в помощи. Тело всегда внешне точно выражает то, что происходит внутри. Зависимый уверен, что ничего не способен достичь сам, что ему совершенно необходима чья-то поддержка. И все его тело выражает эту потребность в поддержке. В зависимом легко просматривается ребенок, которому хочется помочь.
Для травмы покинутого характерен общий пониженный тонус.
Из пяти различных типов травмированных зависимый наиболее склонен становиться жертвой. Очень высока вероятность, что один из его родителей, – а возможно и оба – тоже были жертвами. Жертва – это такая личность, которая всегда склонна создавать себе проблемы – в первую очередь проблемы со здоровьем, – чтобы привлечь к себе внимание. Это отвечает потребностям зависимого, которому постоянно кажется, что ему уделяют слишком мало внимания. Когда он вроде бы пытается всеми способами добиться внимания, он на самом деле ищет возможности почувствовать себя достаточно важным, чтобы получить поддержку. Ему кажется, что если он не сумеет привлечь внимание такого-то человека, то и не сможет на него рассчитывать. Это явление хорошо заметно у зависимых, когда они еще очень молоды. Зависимому ребенку хочется быть уверенным, что если он что-то сделает не так, то кто-то обязательно выручит его из беды.
Глядя на человека, который ведет себя как жертва, удивляешься порой, как ему удается создавать себе столько проблем. Но сам зависимый не видит большой беды в этих проблемах: они приносят ему ценнейший подарок – внимание других людей. Так ему удается не чувствовать себя покинутым. Ведь быть покинутым для него несравнимо больнее, чем переживать созданные им самим проблемы.
Жертва очень часто и охотно играет роль спасителя. Например, зависимый стремится принять на себя обязанности отца по отношению к своим братьям и сестрам или ищет случая спасти кого-то, кого он любит, от неприятностей. Это уже более тонкие способы привлечь к себе внимание. С другой стороны, если зависимый делает много услуг другому человеку, то при этом обычно рассчитывает на комплименты, хочет чувствовать себя важной персоной. Такое стремление нередко становится причиной заболеваний спины, поскольку на нее взваливаются чужие обязанности.
Поддержка со стороны других людей является той формой помощи, в которой зависимый испытывает самую острую потребность.
Независимо от того, трудно или легко ему принимать решения самостоятельно, он, как правило, сначала обращается к другим, спрашивая их мнения или одобрения. Ему необходимо ощущение поддержки в его решениях. Из-за этого может показаться, что людям такого типа трудно решаться на что-то определенное, но на самом деле они сомневаются в своем решении только в тех случаях, когда не чувствуют за собой поддержки. Их ожидания по отношению к другим зависят от того, чем эти другие могут им помочь. В любом случае, для зависимого не так важна реальная физическая помощь, как ощущение поддержки его дел и намерений со стороны другого человека. Когда его поддерживают, он воспринимает это как помощь и любовь.
Зависимый может показаться ленивым из-за того, что не любит проявлять активность или физически работать в одиночку; ему нужно чье-нибудь присутствие, хотя бы просто для моральной поддержки. Если он делает что-то для других, то ожидает ответной привязанности. Если его ожидания оправдываются и складываются приятные отношения, он старается продлить это состояние. Когда совместная работа заканчивается, он говорит: «Как жаль, что это закончилось». Конец чего-то приятного он воспринимает так, как будто его покинули.
Зависимая личность с чертами жертвы, особенно женщина, склонна задавать множество вопросов и часто отличается детским тембром голоса. Это видно в тех ситуациях, когда она просит о помощи; она с трудом принимает отказ и обычно настаивает на своей просьбе. Чем сильнее она страдает, получив отказ, тем упорнее ищет средства, чтобы добиться своего, использует манипуляцию, капризничает, шантажирует и т.п.
Зависимый часто обращается за советом, так как не уверен в своей способности выполнить задачу самостоятельно, но к полученным советам прислушивается редко. В конце концов он поступает так, как сам хотел, потому что, фактически, ему нужен был не совет, а поддержка. Когда он идет с другими людьми, то пропускает их вперед, так как предпочитает, чтобы его вели. Он считает, что если хорошо выполнит свое дело сам, то никто больше не станет им заниматься, и тогда наступит изоляция, одиночество, а этого он хочет избежать любой ценой.
Если это твой случай, если ты видишь, что цепляешься, заискиваешь из страха остаться в одиночестве, – дай себе поддержку. Найди некий мысленный образ, вообрази себе что-то такое, что тебя поддерживает. Не сдавайся, когда наступают минуты отчаяния и кажется, что никто тебе не может помочь. Да, иногда бывает так, что не видно выхода, но выход есть всегда. Если ты сумеешь дать себе поддержку, свет появится и ты найдешь выход.
Зависимый не любит слова «оставлять». Например, когда находящийся с ним человек говорит ему: «Мне нужно уйти, я должен оставить тебя», у зависимого сжимается сердце. Одно лишь слово «оставить», даже услышанное по телефону, поднимает в нем бурю эмоций. Для того чтобы он не чувствовал себя покинутым, партнер должен объяснить ему причину своего ухода, не употребляя слов «покинуть» или «оставить».
Когда зависимый чувствует себя покинутым, он уверен, что слишком мало значит, что недостоин внимания другого человека. Находясь в компании зависимого человека, я много раз замечала: стоит мне взглянуть на часы, чтобы проверить время (а при моем напряженном графике я делаю это часто), как его лицо меняется. Я чувствую, как ранит его этот простой жест. Зависимый автоматически заключает, что для меня мои дела важнее, чем он.
Такому человеку трудно покинуть место или расстаться с компанией. Даже если там, куда он собирается идти или ехать, ему будет хорошо, он все же грустит при мысли о разлуке. Когда зависимый отправляется на несколько недель в путешествие, ему очень неприятно покидать семью, дом, работу; но, оказавшись в новом месте, он вскоре привыкнет к нему и будет испытывать такую же печаль, когда придет пора расстаться с этим местом и новыми знакомыми.
Что скрывается за чувством одиночества? Тот, кто от него страдает, бессознательно отгораживается от того, кого так хотел бы видеть рядом с собой. Он не раскрывает свою душу, чтобы принять в нее этих людей, – из страха, что не выдержит контакта с ними. Боится он и эмоций, которые могут возникнуть у него в ответ на их внимание. Подобное поведение не редкость и его легко заметить: человек явно препятствует собственному счастью. Как только отношения становятся более тесными, он ищет способ прекратить их.
Зависимый имеет привычку физически цепляться за любимого человека. Ребенок, маленькая девочка цепляется за папу, мальчик цепляется за маму. В супружеской паре зависимый держится за руку другого, прижимается или часто прикасается к нему. Стоя на ногах, зависимыйобычно ищет опору – стену, дверной косяк и т.п. Да и сидя, он норовит облокотиться, привалиться, развалиться – только не держаться прямо; кажется, что его спина не выдерживает собственной тяжести и клонится вперед.
Такая психически неуравновешенная личность глубоко чувствует эмоции других людей и легко поддается их наплыву. Желание слияния порождает всевозможные страхи и может даже привести к агорафобии.
Большинство агорафобов в детстве были глубоко зависимы от матери и чувствовали себя ответственными за ее счастье, а также обязанными помогать ей в ее материнской роли. Агорафоб может существенно улучшить свое эмоциональное состояние, если сумеет наладить отношения с матерью.
Страхи агорафоба тянутся с детства, в котором им пришлось пережить одиночество, изоляцию. Благоприятные условия для развития агорафобии возникают тогда, когда среди родственников и близких наблюдается повышенная смертность или случаи безумия. Возможно, сам агорафоб пережил близость смерти в детстве или чья-то смерть или безумие произвели слишком сильное впечатление на всю семью.
Он считает себя неспособным перенести перемены в какой бы то ни было сфере, поскольку они представляют для него символическую смерть.
Когда зависимый сталкивается с проблемами, которые его же зависимость порождает, в такие мгновения он хочет быть независимым. Считать себя независимым – очень частая реакция у зависимых; они очень любят рассказывать другим, какие они независимые! Между тем от этого травма покинутого только усиливается и еще больше маскируется, поскольку отвлекающие разговоры ее не лечат.
В сущности, зависимому нужна автономия, а не независимость.
Что касается питания, то зависимый может съедать много, не набирая при этом веса. Поскольку внутренне он настроен на то, что ему всегда и всего не хватает, то соответствующее сообщение получает во время еды и его тело. И реагирует соответственно. Когда человек ест очень мало, но думает, что переедает, его тело получает сообщение о переедании и реагирует так, как будто и в самом деле съедено слишком много. В результате тело набирает вес.
Зависимый мужчина страдает булимией, он «поедает» свою мать: ему ее мучительно не хватает. Когда же булимия проявляется у зависимой женщины, то ей не хватает отца. Если у этих зависимых нет замены недостающему родителю, то они совершают перенос на пищу.
Будучи не в ладах со словом «оставлять», зависимый всегда старается ничего не оставлять в тарелке.
Если ты видишь у себя травму покинутого, то я должна напомнить тебе, что эту рану активировал твой родитель противоположного пола и что ее продолжает бередить каждый человек противоположного пола. И вполне естественной и человеческой реакцией является твоя злость на родителя и других лиц противоположного пола. Я повторю здесь то, что написано во многих других моих книгах:
Пока мы продолжаем злиться на родителя (даже бессознательно), до тех пор наши отношения с людьми того же пола, что и этот родитель, будут складываться трудно.
Ты помнишь, что главная причина травмы кроется в неспособности человека простить себя за содеянное себе или кому-то еще зло. Ему трудно простить себя потому, что обычно он даже не осознает, что копит на себя злобу. Чем тяжелее твоя рана покинутого, тем достовернее она означает, что ты сам себя покинул (то есть сдался) или что покинул других людей, ситуации, проекты. Мы упрекаем других во всем том, что сами делаем, однако не желаем замечать. По этой причине мы и притягиваем к себе людей, которые показывают нам, как мы ведем себя с другими и с самим собой.
Еще одним средством осознания того, что мы покинули себя или другого человека, является стыд. Действительно, мы переживаем чувство стыда, когда хотим скрыться или скрыть свое поведение.
Если ты находишь в себе черты зависимого, но не считаешь, что был обделен вниманием родителя противоположного пола, – скорее наоборот, это внимание было избыточным, – то, вероятно, происходило вот что. Внимание, которое тебе оказывали, было не того сорта, какого тебе хотелось. Оно почти удушало тебя.
#Лиз_Бурбо. #ПЯТЬ_ТРАВМ, которые мешают быть самим собой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *